Все определения связанные с деньгами

Библиотека управления

Показать все разделы библиотеки управления

Дмитрий Кочергин Глава из книги «Электронные деньги»
ЦИПСиР

Появление и эволюция систем электронных денег являются предметом пристального внимания экономистов и международных финансовых институтов во всем мире. Многочисленные вопросы, возникшие в результате появления электронных денег и комплексной электронизации сферы розничных платежей, можно объединить в три группы. Первая группа вопросов связана с влиянием электронизации средств платежа на существующую денежную систему и методы денежно-кредитного регулирования. Вторая группа вопросов связана с устройстовм платежных систем, взаимодействием между институтами, принимающими участие в платежах электронными деньгами, а также моделировании выбора используемых платежных инструментов. Третья группа вопросов связана с регламентацией эмиссии электронных денег банковскими и небанковскими кредитными институтами, финансовыми институтами и производственными предприятиями.

Электронные деньги и вопросы денежной политики

Вопросы денежной политики, связанные с электронными деньгами, в большинстве случаев касаются традиционных опасностей, которым может быть подвержена банковская система: влияние эмиссии электронных денег на денежную массу, нарушение стабильного уровня цен, отмывание денег и др. (ECB, 1998; 2003а). Большое внимание уделяется вопросам регламентации эмиссии электронных денег посредством введения требования об обязательном возмещении электронных денег эмитентом по требованию их держателя, введения обязательных резервных требований и др. (EP, 2000c, 2009). Другая проблема касается защиты пользователей новых средств платежа. Она связана с риском платежеспособности эмитента, возникающим в результате возможных финансовых потерь вследствие инвестиций фондов, полученных эмитентом при эмиссии электронных денег (ECB, 1998: 15).

Вопрос влияния электронных денег на центральные банки был темой многочисленных исследований, которые касались в основном способности центральных банков осуществлять денежно-кредитную политику, а также возможного сокращения баланса центральных банков. Согласно исследованию Европейского центрального банка, влияние электронных денег на деятельность центральных банков в значительной степени отличается от воздействий, вызванных другими формами финансовых инноваций. В частности, вопрос, на который требуется ответить: как эмиссия электронных денег некредитными институтами повлияет на совокупный объем денежной массы (величину денежных агрегатов) (ECB, 1998, 2000, 2003b).1 Кроме этой теоретической проблемы имеется озабоченность, связанная с влиянием новых средств платежа на баланс центральных банков. Некоторые экономисты опасаются значительного сокращения балансов, вызванного снижением денежной базы, что могло бы иметь большое значение, так как понизило бы способность контроля центральным банком ставок денежного рынка (Tachi et al., 2000: 4). Отметим, что сокращение балансов не только связано с появлением электронных денег, но и является одним из последствий исчезновения границы между денежными и неденежными активами, обусловленного применением новых технологий в платежно-расчетной сфере в 1980—2000-е годы.

С теоретической точки зрения одно из наиболее интересных последствий развития электронных денег состоит в использовании невознаграждаемых денежных активов. Вознаграждение фондов, лежащих в основе электронных денег, могло бы облегчить использование вознагражденных активов в трансакциях, что благоприятствовало бы интеграции между денежными активами и финансовыми активами. Европейский центральный банк подчеркивает, что «как показали предшествующие формы финансовых инноваций, развитие электронных денег может затруднить определение различий между денежными и неденежными активами» (ECB, 1998: 18).

Постепенное исчезновение границы между денежными и неденежными активами и постепенное исчезновение невознаграждаемых денежных активов выявляют очевидную проблему таргетирования денежной массы как направления денежно-кредитной политики. Это связано главным образом с тем, что ведущие центральные банки хотя и заявляют о главном ориентире денежно-кредитной политики — таргетировать денежную массу, фактически не регулируют ее объем, предпочитая регулирование процентных ставок. Данное явление представляет большой интерес с теоретической точки зрения, так как оно побуждает к ревизии определения денег в качестве невознаграждаемого актива (Rattaggi, 1994).

Способность электронных денег2 замещать центробанковские деньги (cb-money)3 в качестве господствующего средства розничных платежей дает основание полагать, что широкое распространение электронных денег может привести к росту денежной массы, нарушению равновесия спроса и предложения на денежном рынке (Tanaka, 1996). Широкое распространение электронных денег может повлиять на деятельность центральных банков в сфере денежной политики, банковского надзора, контроля платежной системы.4

Однако мнения по этим вопросам неоднозначны. Некоторые экономисты, такие как Б. Эли и E. Келли, полагают, что электронные деньги существенно не отличаются от других форм денег, которые существуют сегодня (Ely, 1996; Kelley, 1996). Следовательно, влияние электронных денег на денежную политику, по их мнению, не следует принимать в расчет. Другие экономисты, например М. Крюгер, М. Вудфорд и др., полагают, что влияние электронных денег на денежную систему можно успешно контролировать с использованием традиционных механизмов денежно-кредитного регулирования, таких, например, как таргетирование процентной ставки (Krueger, 1999b; Woodford, 2000, 2002; Palley, 2002; Arnone, Bandiera, 2004).

Многие исследователи, в частности Г. Селджин, Д. Джордан и Э. Стивенс, А. Берентсен, Ф. Соллнер и A. Вильферт, К. Фулленкамп и C. Ноули и др., считают, что электронные деньги обладают свойствами, делающими их отличными от других денежных форм, и их влияние на денежную политику может оказаться существенным, по крайней мере в долгосрочной перспективе. Замещение наличных денег электронными деньгами может увеличить приток валюты в банковскую систему и привести к экспансионистскому росту кредита (cм., например: Selgin, 1996; Jordan, Stevens, 1996; Sollner, Wilfert, 1996; Berentsen, 1998; Gormez, Houghton Budd, 2003; Fullenkamp, Nsouli, 2004; Capie et al., 2006).

Развитие электронных денег также связано с сетевыми эффектами. Широкая эмиссия электронных денег большим количеством финансовых институтов и прием электронных денег в большом числе торговых и сервисных точек будет побуждать потребителей к активному использованию электронных денег. С другой стороны, увеличение числа потребителей, использующих электронные деньги, будет побуждать финансовые институты к увеличению объемов их эмиссии, а торговые и сервисные точки будет стимулировать к более широкой принимаемости электронных денег. Начиная с некоторой «критической массы» развитие электронных денег может стать быстро растущим (Osterberg, Thomson, 1998b). Таким образом, для органов денежно-кредитного регулирования главная задача состоит в способности вовремя отреагировать на возможный экспоненциальный рост использования электронных денег.

Влияние электронных денег на показатели денежной массы

Рост предложения электронных денег для замещения наличных денег может постепенно привести к существенному сокращению банкнот и монет центрального банка в обращении. Так как наличные деньги являются компонентом всех денежных агрегатов, изменения в спросе на них повлияют на все денежные агрегаты. Наибольшее влияние испытает денежный агрегат M1, который в большинстве стран состоит из банкнот и монет центрального банка в обращении,5 дорожных чеков на руках у населения и трансакционных депозитов (депозитов до востребования).6 На другие денежные агрегаты M2 и M3 также будет оказываться влияние, но, так как банкноты и монеты центрального банка имеют меньший вес в этих агрегатах, оно не будет столь существенным. Так, например, объем электронных денег в обращении в Японии в 2009 г. составлял лишь 0,009 % от денежного агрегата M3, который включает в себя все типы депозитов в коммерческих банках (BoF, 2009: 6).

Изменение значения банкнотно-депозитного коэффициента (коэффициента обналичивания) центрального банка,7 выражающего отношение величины наличных денег, находящихся в обращении, и величины трансакционных депозитов, будет одним из главных показателей, характеризующих влияние на агрегат M1 процесса замещения наличных денег центрального банка электронными деньгами. Данные, представленные в табл. 1, показывают, что банкнотно-депозитный коэффициент существенно изменяется во времени. Так в 2008 г. по сравнению с 2002 г. банкнотно-депозитный коэффициент снизился в Японии, Швейцарии, Великобритании и России и вырос в странах зоны Евро и США.

Таблица 1. Наличные деньги и трансакционные депозиты в экономически развитых странах и России

Страна

 

Банкноты и монеты в обращении (в % от ВВП)

Депозиты (в % от ВВП)

Банкнотно-депозитный коэффициент

2002 г.

 

2008 г.

 

2002 г.

 

2008 г.

 

2002 г.

 

2008 г.

 

Страны зоны Евро

4,8

7,7

29,5

35,1

0,16

0,22

Япония

 

13,2

15,2

42,5

 

82,7

0,31

 

0,18

Швейцария

 

8,5

 

7,9

24,8

 

52,8

0,34

 

0,15

Великобритания

 

3,3

 

2,8

62,3

 

74,3

0,05

 

0,04

США

 

5,8

 

5,7

6,0

 

5,6

0,97

 

1,02

Россия

 

6,5

 

9,2

15,1

 

23,5

 

0,43

 

0,39

Рассчитано с использованием данных: CPSS, 2007b, 2009b.

Банкнотно-депозитный коэффициент также различается между странами. Например, в 2008 г. он варьировался от 0,04 в Великобритании до 1,02 в США, что было обусловлено спецификой их национального денежного обращения и институционального устройства. В целом для стран с высоким уровнем банкнотно-депозитного коэффициента изменения в денежной массе могут оказаться более значимыми, чем для стран с низким уровнем.

Влияние электронных денег на денежный агрегат M1 будет зависеть от трех факторов: во-первых, готовности банковской системы увеличивать свои депозиты, во-вторых, величины резервных требований по остаткам электронных денег и трансакционным депозитам и, в-третьих, определения составных компонентов M1 (Berentsen, 1997: 2).

Реакция институтов денежно-кредитного регулирования на возможное увеличение M1 будет зависеть от выбранной ими промежуточной цели денежно-кредитной политики, так как основная цель денежной политики в развитых странах является неизменной — достижение стабильного уровня цен. В этой связи центральные банки могут выбрать в качестве промежуточной цели таргетирование денежного предложения, процентной ставки по федеральным фондам или другой целевой ориентир. При таргетировании денежного предложения реакция центральных банков на возможное увеличение M1 может оказаться наиболее последовательной.

Эффект ликвидности электронных денег. Замещение наличных денег центрального банка электронными деньгами повлияет на все денежные агрегаты. Однако наибольшее влияние будет оказываться на «узкие деньги» (M1). Расширение или сужение денежного агрегата M1 при замещении наличных денег центрального банка электронными деньгами называется эффектом ликвидности. Чтобы упростить анализ, допустим, что M1 состоит только из наличных денег центрального банка (C) и депозитов до востребования (D). Для полноты анализа включим объем электронных денег (EM) в определение M1.

Замещение наличных денег центрального банка электронными деньгами повлияет на денежный агрегат M1 в двух направлениях. Во-первых, замена банкнот центрального банка повлияет на M1 непосредственно, через сокращение доли наличных денег в обращении и увеличение доли электронных денег. Во-вторых, замена наличных денег также изменит резервную позицию банков и, возможно, размер депозитов до востребования (D). Второе направление может иметь даже большее значение, чем первое, так как оно в большей степени влияет на M1.

Как известно, банки держат резервы по двум основным причинам. Во-первых, в большинстве стран банки обязаны держать определенный объем наличных средств в качестве резерва по разным типам депозитов (обязательные резервные требования). При этом типы депозитных счетов, которые требуют резервирования, и величина резервов различаются в разных странах. Во-вторых, банки держат избыточные резервы в целях урегулирования расчетов, например, по однодневным кредитам и т.д.

Эффект ликвидности замещения наличных денег центрального банка электронными деньгами зависит прежде всего от обязательных резервных требований в конкретной стране. Банки расширяют свои депозиты, предоставляя ссуды. Когда банк предоставляет ссуду, этому автоматически соответствует эквивалентное увеличение депозитов в банковской системе. Понятно, что банки готовы предоставлять ссуды, если предельный доход по ссудам больше, чем предельные издержки по депозитам. При обязательных резервных требованиях это условие удовлетворяется. Однако эти требования препятствуют дальнейшему расширению ссуд и соответственно расширению депозитов. Таким образом, если при обязательных резервных требованиях предельная процентная ставка по ссудам больше, чем предельные издержки по депозитам, то банки будут готовы расширять свои депозиты по преобладающим на рынке процентным ставкам.

Последующий анализ подразделяется на два сценария: 1) структура, в которой резервные требования отсутствуют; 2) структура с обязательными резервными требованиями.

Отсутствие обязательных резервных требований. Рассмотрим эффект ликвидности, возникающий при замещении одной единицы наличных денег центрального банка одной единицей электронных денег, когда обязательные резервные требования отсутствуют. При отсутствии резервных требований рынок депозитов и ссуд находится в состоянии равновесия, т.е. предельный доход по ссудам соответствует предельным издержкам по депозитам. Банки обладают некоторой рыночной силой, другими словами, увеличивая предложение денежных средств, банки предельно снижали бы ставку дохода по таким ссудам, приводя к сокращению прибылей.8 Таким образом, при равновесной ставке дохода по ссудам и преобладающих издержках по депозитам банки не готовы увеличивать объем депозитов, предоставляя дополнительные ссуды.

Эффект ликвидности, возникающий при замещении одной единицы наличных денег (банкноты в один доллар) одной единицей электронных денег (электронным файлом, хранящим стоимость в один доллар), подразумевает, что объем наличных денег в обращении (C) уменьшается на единицу, резервы же в банковской системе (наличность в расходной кассе банка) эквивалентно увеличиваются. Банк, получивший единицу наличных денег, может держать ее в качестве резерва в расходной кассе или на счете в центральном банке, вследствие чего его резервы в центральном банке увеличатся. Скорее всего, банк не готов держать эту единицу в расходной кассе, потому что процентная ставка по деньгам в расходной кассе всегда нулевая, в то время как процентная ставка по резервам в центральном банке может быть положительной.9 Хотя предположение, что банки держат полученные наличные денежные средства в расходной кассе, является упрощенным, оно часто используется для оценки влияния электронных денег на величину денежного предложения. Например, исследование по электронным деньгам, проведенное Бюджетным комитетом Конгресса США, показало, что «если эмитенты держат стопроцентный резерв наличности по средствам, размещенным на картах с хранимой стоимостью, денежное предложение не изменится» (CBO, 1996: 42)10. Так как банки не готовы увеличивать свои депозиты по превалирующим процентным ставкам по ссудам и издержкам по депозитам, чтобы воздействовать на D, замена наличных денег в обращении электронными деньгами должна привести либо к изменению процентной ставки по ссудам, либо издержек по депозитам. Так как замещение наличных денег центрального банка электронными деньгами непосредственно не влияет на спрос в банковской системе на взаиморасчетные резервы (резервы по урегулированию обязательств), увеличение предложения резервов предельно снизит процентную ставку. Таким образом, банки только тогда готовы держать дополнительную единицу резервов, когда цена на них предельно снижается.

Результаты изменения денежного агрегата M1 при необязательных резервных требованиях представлены в табл. 2.

Таблица 2. Изменение денежного агрегата M1 при необязательных резервных требованиях

Определение M1

 

Изменение M1

 

M1= C +D

Если сокращение наличных денег в обращении меньше,

чем увеличение депозитов, т. е. - ΔC + ΔD > 0, то

наиболее вероятно увеличение агрегата M1

M1 = C + D + EM

 

Если сокращение наличных денег в обращении равно

увеличению электронных денег, при одновременном

увеличение депозитов, т.е. – ΔC = Δ EM и ΔD > 0, то

безусловно увеличение агрегата M1

Примечание. Если электронные деньги не включаются в определение денежного агрегата M1, то агрегат может как возрастать, так и снижаться. Направление изменения будет зависеть от того, превосходит или нет снижение наличных денег в обращении (C) увеличение депозитов. Если электронные деньги включаются в определение M1, замещение ведет к предельному увеличению M1, так как снижение C компенсируется равным ростом объема электронных денег (EM), и депозиты (D) будут мультиплицироваться.

Более низкие издержки по резервам снижают издержки создания депозитов. Это приводит к экспансии депозитов. Таким образом, в целом в банковской системе D увеличивается. Непосредственное влияние на агрегат M1 в данном случае не оказывается, так как уменьшение количества наличных денег центрального банка в обращении (C) снижается. Тем не менее, так как эффект конверсии наличных денежных средств в депозиты эквивалентен экспансионному эффекту операций на открытом рынке, увеличение D может превысить уменьшение C и в результате мультипликативного эффекта денежный агрегат M1 увеличится.11

Ситуация немного изменится, если электронные деньги включаются в определение агрегата M1. В этом случае агрегат M1 безусловно увеличится, так как сокращение наличных денег в обращении C компенсируется ростом электронных денег EM при одновременном увеличении депозитов D. Поэтому, если электронные деньги не включаются в определение M1, изменение M1 зависит от увеличения D и соответствующего снижения C (табл. 2).

Наличие обязательных резервных требований. Последующий анализ строится на предположении, что имеют место обязательные резервные требования, и банки готовы предоставлять ссуды и увеличивать свои депозиты согласно господствующей на рынке процентной ставке по ссудам и издержкам по депозитам. Снова замещение воздействует на агрегат M1 прямо — через сокращение наличных денег C и косвенно — через изменение резервной позиции банка, получающего единицу наличных денег. Для того чтобы увидеть, как банк воздействует на резервную позицию, рассмотрим следующий пример.

Когда потребитель держит в банке депозит, например, на сумму в 1000 долл. и в то же самое время увеличивает объем электронных долларов на своей карте с хранимой стоимостью или в виртуальном бумажнике компьютера, банковский баланс и резервы изменяются следующим образом. Во-первых, данная операция увеличивает общий объем наличных денег в кассе банка на 1000 долл., и в то же время она увеличивает банковские обязательства (обязательства по возмещению электронных денег) на 1000 долл. Во-вторых, рост наличных денег в кассе банка на 1000 долл. также увеличивает избыточные резервы банка, так как увеличение объема электронных денег может вообще не требовать дополнительных резервов. В противном случае, если имеют место резервные требования по электронным деньгам, например в размере 5% (как правило, резервные требования по электронным деньгам эквивалентны требованиям по трансакционным депозитам), банк на 950 долл. увеличивает объем своих избыточных резервов. В любом случае банк получает избыточные резервы. При отсутствии резервных требований он получает возможность за счет мультипликативного эффекта расширить свои депозиты на 1000 долл. При наличии резервных требований по депозитам, например в размере 5%, он имеет возможность расширить депозиты на 950 долл.

Дальнейший анализ основывается на понятии денежного мультипликатора и строится на простой модели создания денег. Как известно, денежный мультипликатор выражает отношение между различными денежными агрегатами (денежной массой) и денежной базой. Денежная база состоит из наличных денег центрального банка на руках у населения и резервов депозитных институтов, таких как банки. Связь между денежной базой и M1 описывается следующим соотношением:

M1=m × MB, (1)

где M1 — денежная масса, представленная «узкими деньгами»; MB — денежная база; m — денежный мультипликатор.

В наиболее простой форме денежный мультипликатор можно выразить, используя следующие отношения:

M1 = C + D + (EM), (2)

MB = R + C + E, (3)

R = rD × D + rEM × EM, (4)

(5)

где C — наличные деньги на руках населения; D — трансакционные депозиты (депозиты до востребования); EM — электронные деньги; R — обязательные резервы (выраженные в долях); E — избыточные резервы (выраженные в долях); rD — требуемая резервная норма по депозитам; rEM — требуемая резервная норма по электронным деньгам; C — банкнотно-депозитный коэффициент (коэффициент обналичивания).

В соответствии с формулой (2) денежный агрегат M1 состоит из наличных денег на руках у населения, депозитов до востребования и электронных денег (если последние включены в определение). Согласно формуле (3), денежная база состоит из обязательных резервов, наличных денег и избыточных резервов. В соответствии с формулой (4) обязательные резервы являются резервами по трансакционным депозитам и по электронным деньгам. Тогда денежный мультипликатор можно представить формулой (5).

Банки готовы предоставить ссуды, если прогнозируемый доход по ссудам является большим, чем ожидаемые издержки по депозитам. Предположим, что в рассматриваемой нами модели создания денег (модели мультипликатора) это условие всегда удовлетворяется.12 В таком случае для банков оказывается прибыльным предоставлять ссуды всякий раз, когда они имеют избыточные резервы. Размер депозитной экспансии зависит от резервной нормы по вкладам до востребования rD и от резервной нормы по электронным деньгам (rEM).13

Электронные деньги не включаются в определение M1.

Сумма по приросту составных элементов формулы (2) имеет следующий вид:

ΔM1 = ΔC + ΔD,

где Δ — прирост составного элемента.

Увеличение наличных денег в расходной кассе (VC) может использоваться либо для расширения депозитов (D), либо для увеличения остатков электронных денег (EM), либо для увеличения резервов (E), таким образом: ΔVC =rDΔD + rEMΔEM + ΔE.

Так как ΔVC = -ΔC, получаем ΔC = -rDΔD – rEMΔEM – ΔE.

Допуская, что ΔE = 0 и ΔC = -ΔEM, получаем .

Поэтому или .

Электронные деньги включаются в определение M1.

Сумма по приросту составных элементов формулы (2) имеет следующий вид:

ΔM1 = ΔC + ΔD + ΔEM.

Снова ΔC = -rDΔD — rEMΔEM — ΔE.

При предположении, что ΔE = 0 и ΔC = -ΔEM, получаем или (Berentsen, 1998: 116).

Обобщенные результаты нашего исследования представлены в табл. 3.

Таблица 3. Изменение денежного агрегата M1 при обязательных резервных требованиях

Примечание. Изменение M1, когда банки расширяют свои депозиты настолько, насколько это возможно. В упрощенной модели изменения зависят от резервных требований на электронные деньги и резервных требований на депозиты.

В первой строчке табл. 3 показаны изменения агрегата M1, когда электронные деньги не включаются в состав «узких денег» M1. Изменение агрегата M1 зависит от резервных требований на электронные деньги (rEM). Если rEM <1 — rD, то агрегат M1 увеличится. Если rEM = 1 — rD, M1 не изменится (замещение наличных денег электронными является нейтральным).

Для больших резервных требований, если rEM >1 — rD, то M1 уменьшится. Например, если rEM = 1, то M1 уменьшится на одну единицу. Изменения в агрегате M1 также зависят от резервных требований по трансакционным депозитам (rD). Чем больше rD, тем меньше изменение M1.

Во второй строчке табл. 3 показаны изменения в M1, когда электронные деньги включаются в состав денег в узком определении. В этом случае M1 увеличится, если резервные требования не равны единице. Если rEM = 1, замещение наличных денег в обращении электронными деньгами является нейтральным. Так же как и в первом случае, чем больше резервные требования по трансакционным депозитам (rD), тем меньше изменение M1.

Обобщенные результаты исследования, представленные в табл. 3, свидетельствуют, что депозиты до востребования, так же как и электронные деньги, являются резервируемыми обязательствами банков. Если на другие обязательства были бы введены резервные требования, некоторое количество избыточных резервов, созданное путем замещения наличных денег центрального банка, использовалось бы для того, чтобы расширить эти типы обязательств. Данная операция снижала бы потенциал расширения M1 и изменяла бы отношения в табл. 3.

Роль банкнотно-депозитного коэффициента. Настало время включить в анализ факторов, влияющих на изменение денежной массы, банкнотно-депозитный коэффициент, который мы до этого не использовали в расчетах. Рассмотрим потенциальное изменение M1, когда электронные деньги не включаются в определение M1 и когда нет резервных требований по электронным деньгам.14 В данном случае нужно использовать следующую формулу (см. табл. 6.3):

Эластичность M1(E) можно представить как

Так как и, следовательно, C = c×D , получаем .

Таким образом, эластичность M1 (E) задана отношением

(6)

где с — банкнотно-депозитный коэффициент.

Чем меньше резервные требования на депозиты до востребования (rD) и чем выше банкнотно-депозитный коэффициент (c), тем больше эластичность M1.

Интерпретация E состоит в том, что оно измеряет процентное изменение M1, когда объем наличных денег центрального банка изменяется на 1%. Например, в США в 2002 г., когда резервные требования по депозитам до востребования составляли 3%, а банкнотно-депозитный коэффициент был равен 97%, эластичность M1 составляла 15,9. Таким образом, замещение 1% наличных денег увеличило бы денежную массу M1 на 15,9%15.

Табл. 4 показывает оценку потенциального увеличения M1 для ряда экономически развитых стран и России, когда 1% наличных денег замещается электронными деньгами, при условии что электронные деньги не включаются в определение «узких денег» (M1 = C + D) и что отсутствуют обязательные резервные требования по электронным деньгам (rEM = 0).

Таблица 4. Потенциальное увеличение M1 при конверсии наличных денег в электронные деньги (2002 г.)

Страна

 

Банкнотно-депозитный коэффициент

Резервная норма по трансакционным депозитам

Процентное увеличение M1 при конвертации 1% наличных денег в электронные деньги

Страны зоны Евро

0,16

0,020

6,8

Япония

0,31

 

0,013

18,0

Швейцария

0,34

 

0,025

9,9

Великобритания

0,05

 

0,030

1,6

США

0,97

 

0,030

15,9

Россия

0,43

 

0,070

4,0
8

Примечание. Предположение: 1) каждая единица наличных денег замещается электронными деньгами; 2) электронные деньги не включаются в определение M1; 3) электронные деньги не требуют обязательных резервов; 4) банковская система полностью использует депозиты; 5) резервные требования на трансакционные депозиты являются обязательными; 6) нет других резервных обязательств.

В Японии, США и России резервная норма может изменяться в зависимости от типа, размера, срочности или валюты соответствующей категории обязательств.

Условное значение, рассчитанное на основе гипотетического предположения, что электронные деньги в России включались в определение «узких денег».

Рассчитано с использованием данных: CPSS, 2007b; O'Brien, 2007.

Оценки в столбце 3 табл. 4 демонстрируют верхний предел возможного увеличения «узких денег» M1. Поскольку E>1 для всех анализируемых стран, можно говорить об эластичности денежной массы в узком определении по электронным деньгам. Чем больше значение банкнотно-депозитного коэффициента центрального банка (c) и меньше значение нормы резервов (rD), тем больше потенциал расширения M1. Данные результаты получены при предположении, что резервные требования по трансакционным депозитам являются обязательными. Тенденция к снижению резервных норм в большинстве развитых стран, наблюдаемая в последние годы, дает основание полагать, что поэтому ожидаемое увеличение M1 могло оказаться меньшим.

В период 1997—1999 гг. в большинстве стран еврозоны электронные деньги в форме средств, размещенных на предоплаченных картах (amounts relating to prepaid cards schemes), начали включаться в состав компонентов денежной массы. Так, в Германии средства на предоплаченных картах входили в национальный компонент «наличные деньги в обращении» («currency in circulation») денежного агрегата M1. В Австрии, Бельгии и Испании средства на предоплаченных картах в национальной валюте входили в национальный компонент «бессрочные депозиты» («sight deposits») агрегата M1, а в иностранной валюте — в агрегат M3. В Португалии средства на предоплаченных картах в евро входили в национальный компонент «другие денежные обязательства» («other monetary liabilities») агрегата M1, а в иностранной валюте — в денежный агрегат L. В Голландии средства на предоплаченных картах входили в компонент «предоплаченные карты» («prepaid cards») агрегата M1. Тем не менее в других странах еврозоны, таких как Франция, Италия, Финляндия, электронные деньги по-прежнему не учитывались в составе показателей денежной массы (ECB, 1999a).

В конце 1990-х гг.—начале 2000-х гг. в результате унификации требований по денежно-кредитной статистике для денежно-финансовых институтов стран еврозоны электронные деньги (prepaid monetary balances stored on technical devices), выпущенные кредитными институтами, в соответствии с их новым определением стали включаться в состав компонента «текущие депозиты» («overnight deposits») агрегата M1 (ECB, 2001b: 23; ECB, 2003c: 198). В США с 2000 г. электронные деньги, эмитированные только депозитными институтами, включаются в национальный компонент «трансакционные депозиты» («transaction deposits») агрегата M1 (CPSS, 2004b: 176). Соответственно в тех странах, где электронные деньги включаются в состав депозитных компонентов денежной массы, они являются объектом обязательного резервирования.

Таким образом, рассмотрим потенциальное изменение M1, когда электронные деньги включаются в определение «узких денег» (M1 = C +D + EM) и когда имеют место резервные требования по электронным деньгам, аналогичные резервным требованиям по депозитам (rEM = rD).16 В таком случае формула, используемая нами для расчета потенциального изменения M1, будет аналогична предшествующему случаю (см. (6)).

Данный парадокс объясняется тем, что по трансакционным депозитам и по электронным деньгам имеют место обязательные резервные требования, и резервные нормы являются идентичными (см. табл. 3). В табл. 5 показана оценка потенциального увеличения M1 для ряда экономически развитых стран, когда 1% наличных денег замещается электронными деньгами. Как видно из таблицы, верхний предел возможного расширения «узких денег» существенно отличается от случая, рассматриваемого ранее (см. табл. 4). Для тех стран, в которых имело место сокращение банкнотно-депозитного коэффициента, при неизменном значении норм резервных требований, наблюдалось снижение эластичности M1, т.е. сокращение верхнего предела возможного расширения «узких денег» (Швейцария). В некоторых странах, в которых имело место сокращение банкнотно-депозитного коэффициента, и снижение размера норм резервных требований, наблюдался рост эластичности M1 (Великобритания, Россия), в других странах — снижение эластичности M1 (Япония). Это было связано с тем, что влияние банкнотно-депозитного коэффициента и норм обязательного резервирования являются разнонаправленными и именно от степени изменения этих показателей зависит изменение эластичности. В странах, в которых имел место рост банкнотно-депозитного коэффициента, при неизменном значении норм резервных требований, наблюдался рост эластичности M1 (страны зоны Евро, США).

Таблица 5. Потенциальное увеличение M1 при конверсии наличных денег в электронные деньги (2008 г.)

Страна

 

Банкнотно-депозитный коэффициент

Резервная норма по трансакционным депозитам

Процентное увеличение M1 при конвертации 1% наличных денег в электронные деньги

Страны зоны Евро

0,22

0,020

8,8

Япония

 

0,18

0,010

15,3

Швейцария

 

0,15

0,025

6,0

Великобритания

0,04

0,020

1,9

США

 

1,02

0,030

 

16,3

Россия

 

0,39

0,015

 

15,1

Примечание. 1) Каждая единица наличных денег замещается электронными деньгами; 2) электронные деньги включаются в определение M1; 3) электронные деньги требуют обязательных резервов; 4) банковская система полностью использует депозиты; 5) резервные требования на трансакционные депозиты являются обязательными; 6) нет других резервных обязательств.

В Японии, США и России и ряде других стран может изменяться в зависимости от типа, размера, срочности или валюты соответствующей категории обязательств.

Условное значение, рассчитанное на основе гипотетического предположения, что электронные деньги в России включались в определение «узких денег».

Рассчитано с использованием данных: O'Brien, 2007; CPSS, 2009b.

На основании полученных результатов, можно сделать вывод о прямой зависимости между изменением банкнотно-депозитного коэффициента и изменением эластичности и об обратной зависимости между изменением нормы обязательных резервов и изменением эластичности.

Отдельного внимания заслуживает ситуация с оценкой потенциального изменения денежного агрегата M1 в России, которая может сложиться в результате замещения наличных денег электронными деньгами. В России электронные деньги на протяжении 1994—2009 гг. официально не являлись компонентом денежной массы и не включались в определение «узких денег» (M1 = C + D), но на средства, привлекаемые в результате эмиссии электронных денег, распространялись резервные требования, эквивалентные требованиям на депозиты до востребования (rEM = rD). Таким образом, для расчета потенциального изменения в M1 должен использоваться иной принцип. В данном случае следует использовать следующую формулу (см. табл. 3):

.

Эластичность M1 задана отношением

. (7)

В результате получаем

.

Таким образом, в России в 2008 г. при обязательных резервных требованиях по депозитам до востребования (и в том числе по электронным деньгам) в 1,5% и банкнотно-депозитном коэффициенте, равном 39%, эластичность M1 составляла 18,1. В начале 2009 г. в условиях роста резервных требований по депозитам до востребования до 2,5% и при условии сохранения банкнотно-депозитного коэффициента неизменным значение эластичности M1 могло бы снизиться до 10,6. Таким образом, замещение 1% наличных денег электронными деньгами означало бы увеличение денежной массы M1 на 10,6% (см.: Кочергин, 2004а).

Современное развитие платежей электронными деньгами. Объем электронных денег, находящихся в обращении в странах еврозоны на протяжении 1994—2009 гг., оставался довольно низким (табл. 6). Так на 1 января 2010 г. объем электронных денег в обращении оценивался в 980 млн евро, что составляло 0,022% от величины денежного агрегата M1 (0,13% от объема наличных денег в обращении и около 0,026% от объема трансакционных депозитов).17 Наибольший удельный вес в структуре денежного оборота электронные деньги получили в Бельгии, где на начало 2009 г. они составляли около 0,055% от объема трансакционных депозитов18.

Доля трансакций с использованием электронных денег в совокупном объеме безналичных расчетов в странах еврозоны на протяжении 2000-х гг. постепенно увеличивалась с 0,6 % в 2003 г. до 0,7% в 2006 и далее до 0,81% в 2009 г. При этом наиболее высокий удельный вес электронных денег в количестве безналичных трансакций в 2009 г. наблюдался в Нидерландах (3,7%) и Бельгии (3,68%)19. Для сравнения, в США доля транзакций с использованием электронных денег в совокупном объеме безналичных расчетов в 2009 г. составляла около 1,5%.20.

Таблица 6. Электронные деньги в обращении в еврозоне в 1994—2009 гг.

Дата

Объем (в млн евро на конец периода)

на карточной основе

на программной/сетевой основе

1994 г.

0

1995 г.

2

1996 г.

9

1997 г.

75

1998 г.

118

1999 г.

 

 

I кв.

125

II кв.

134

III кв.

139

IV кв.

136

2000 г.

 

 

I кв.

138

II кв.

141

III кв.

138

IV кв.

139

2001 г.

 

 

I кв.

143

II кв.

152

III кв.

177

IV кв.

208

2002 г.

 

 

I кв.

253

II кв.

263

III кв.

261

IV кв.

269

2003 г.

 

 

I кв.

275

2

II кв.

303

2

III кв.

294

2

IV кв.

308

4

2004 г.

 

 

I кв.

315

3

II кв.

335

3

III кв.

359

3

IV кв.

 

373

 

3

 

2005 г.

 

 

I кв.

416

4

II кв.

426

4

III кв.

464

4

IV кв.

492

5

2006 г.

 

 

I кв.

520

6

II кв.

585

6

III кв.

585

7

IV кв.

586

7

2007 г.

 

 

I кв.

627

8

II кв.

583

9

III кв.

607

8

IV кв.

680

8

2008 г.

 

 

I кв.

631

38

---II кв.

665

40

III кв.

706

42

IV кв.

691

40

2009 г.

 

 

I кв.

741

41

II кв.

853

39

III кв.

948

42

IV кв.

938

43

Составлено с использованием данных:: ECB, 2010b: 1.

Количество трансакций с использованием электронных денег в странах зоны Евро на протяжении 2001—2008 гг. непрерывно росло. В 2008 г. наибольшее количество трансакций с использованием электронных денег наблюдалось в Нидерландах (176,12 млн), Бельгии (81,17 млн) и Италии (72,56 млн). Сумма трансакций с использованием электронных денег в странах зоны Евро на протяжении 2001—2008 гг. также увеличивалась. В 2008 г. наибольшая сумма трансакций с использованием электронных денег была зафиксирована в Италии (4581 млн Евро), Нидерландах (481,26 млн Евро) и Бельгии (394,09 млн Евро). В странах зоны Евро, на протяжении 2001—2009 гг. отмечалось незначительное увеличение денежной массы в узком определении, связанное с замещением наличных денег электронными.

В табл. 7 представлены основные данные по использованию электронных денег в некоторых развитых и развивающихся странах.

Таблица 7. Основные данные по объему трансакционных депозитов и использованию электронных денег в развитых странах в 2006—2008 гг.

Страна

 

Объем трансакционных депозитов (в проц. от денежного агрегата M1)

 

Использование электронных денег (общее число трансакций в млн)

 

Значимость электронных
денег (в проц. от общего числа безнал. трансакц.)

 

2006 г. г.

 

2007 г.

 

2008 г.

 

2006 г.

 

2007 г.

 

2008 г. г.

 

2006 г.

 

2007 г.

 

2008 г.

 

Канада

 

88,4

90,1

89,3

-

-

-

-

 

-

 

-

Страны зоны Евро в том числе:

Австрия

Бельгия

Германия

Италия

Люксембург

Нидерланды

Франция

 

84,3

 

-

-

-

-

-

-

-

83,7

 

-

-

-

-

-

-

-

 

82,13

 

-

-

-

-

-

-

-

385

 

24

96

42

34

3

165

20

 

423

 

29

90

49

50

2

175

26

 

443

 

29

81

49

73

2

176

32

 

0,74

 

1,27

4,85

0,25

0,94

2,65

3,90

0,13

 

0,78

 

1,42

4,28

0,39

1,32

1,99

3,92

0,17

 

0,81

 

1,35

3,69

0,31

1,90

1,68

3,7

0,20

Гонконг

61,3

65,2

65,3

-

-

-

-

-

-

Япония

84,6

84,5

84,5

н.д.

809,6

1116,1

-

9,9

11,9

Сингапур

70,7

73,9

74,9

1691,0

1665,1

1872,5

84,2

83,2

84,3

Швеция

91,7

92,7

93,1

незн.

незн.

незн.

незн.

незн.

незн.

Швейцария

86,3

85,7

87,0

18,8

17,7

17,3

1,7

1,5

1,4

Великобритания

95,9

95,8

96,0

-

-

-

-

-

-

США

45,1

44,4

49,2

-

-

-

-

-

-

Составлено по материалам CPSS, 2009b; ECB. Statistics of Payment Instruments and Large-Value and Retail Payment Systems, <http://www.ecb.int/stats/payments/paym/html/index.en.html> [01/02/2010].

Среди азиатских стран наибольший удельный вес электронных денег в структуре денежного оборота наблюдается в Сингапуре, где в начале 2009 г. они составляли 0,26% от величины M1 (1,03% от объема наличных денег в обращении и 0,34% от объема трансакционных депозитов)21. Доля трансакций с использованием электронных денег в совокупном объеме безналичных расчетов в Сингапуре в 2009 г. была самой высокой в мире и составляла 84,3%. Объем электронных денег, находящихся в обращении в Сингапуре в 2009 г. составлял 135,5 млн долл.

Также относительно высокий удельный вес электронных денег в структуре денежного оборота имеет место в Японии, где в начале 2009 г. они составляли около 0,018% от величины M1 (0,12% от объема наличных денег в обращении и 0,022% от объема трансакционных депозитов)22. Доля трансакций с использованием электронных денег в совокупном объеме безналичных расчетов в Японии в 2009 г. составляла около 11,9%. Объем электронных денег, находящихся в обращении в Японии в 2009 г. составлял около 1 млрд долл23.

Наибольшее число официально зарегистрированных эмитентов электронных денег в странах ЕС в 2008 г. было в Чехии (39 эмитентов), Нидерландах (6 эмитентов), Германии (5 эмитентов) и Франции (5 эмитентов). Среди других европейских и азиатских стран наибольшее число эмитетов электронных денег в 2008 г. было в Великобритании (83 эмитента) и Японии (8 эмитентов).

Денежно-кредитное регулирование оборота электронных денег

Как было отмечено выше, эффект от замещения наличных денег электронными деньгами зависит в значительной степени от институциональной стратегии, которой руководствуются органы денежно-кредитного регулирования. Замещение наличных денег электронными деньгами способно увеличить банковские резервы и привести к росту денежной массы. Если бы коммерческие банки намеревались использовать дополнительные резервы для расширения трансакционных депозитов, вероятно, органы денежно-кредитного регулирования не остались бы пассивными. Реакция институтов денежно-кредитного регулирования на возможное увеличение M1 зависела бы от выбранной ими промежуточной цели денежно-кредитной политики, так как на практике они обладают широким инструментарием по компенсированию любых значительных изменений в объеме денежной массы.

Таргетирование денежного предложения. Руководствуясь в денежно-кредитной политике промежуточной целью по таргетированию денежного предложения, центральные банки предприняли бы мероприятия, позволяющие контролировать предложение денег. Можно предложить ряд мероприятий по прямому регулированию и косвенному контролю, которые центральные банки могли бы предпринять для предотвращения расширения денежного агрегата M1 и, следовательно, в целях контроля за денежным предложением в условиях эмиссии электронных денег.24

Методами прямого регулирования являются:

1) законодательное ограничение возможности создания электронных денег частными эмитентами посредством лицензирования данного вида деятельности и регламентирования порядка деятельности эмитентов;

2) ввод обязательных резервных требований в отношении электронных денег, таких же как в отношении банковских депозитов;

3) требование о проведении расчетов с государственными компаниями и организациями, в том числе налоговыми органами, только центробанковскими деньгами;

4) сокращение излишка ликвидности, создаваемого заменой наличных центробанковских денег электронными деньгами, посредством осуществления операций на открытом рынке.

5) ввод монополии на выпуск электронных денег и осуществление эмиссии электронных денег в централизованном порядке.

Несмотря на то, что определенные законодательные ограничения, в частности о возможности эмиссии электронных денег только кредитными институтами, успешно применяются в большинстве стран ЕС, более жесткие ограничения на выпуск электронных денег могли бы вступить в противоречие с осуществляемой в ряде развитых стран политикой дерегулирования и увеличения эффективности финансового сектора. Высокие резервные требования по электронным деньгам могли бы уменьшить опасность неконтролируемого увеличения агрегата M1. Тем не менее они сделали бы выпуск электронных денег менее прибыльным и затормозили бы их развитие. Введение требования о проведении расчетов с государственными компаниями и государственными организациями только центробанковскими деньгами могло бы оказывать выраженное действие на взаиморасчетные резервы, хранимые в центральных банках (хотя расчеты с государственными предприятиями составляют лишь часть экономики платежей), однако на наличные деньги в обращении это мера могла бы иметь лишь косвенное влияние.

Поддержка денежного предложения на определенном уровне путем денежных операций на открытом рынке могла была бы дать желаемый результат. Центральные банки могут на постоянной основе привлекать «однодневные» депозиты по одной ставке и предоставлять «однодневные» кредиты по другой, более высокой ставке. Примером мероприятий по поддержанию денежного предложения является «канальная» система регулирования процентных ставок (channel system). Ее главная отличительная черта — начисление процентов по средствам на расчетных счетах коммерческих банков в центральном банке. Данная система уже действует в том или ином виде в Австралии, Канаде и Новой Зеландии и других странах. Однако подобные мероприятия, направленные на сокращение избыточных резервов, могли бы привести к сокращению денежной базы. В этой связи существуют опасения, что замещение наличных денег электронными могло бы снизить денежную базу до такой степени, что неблагоприятно повлияло бы на осуществление денежной политики (см.: Кочергин, 2000b).

Центральные банки ряда стран могли бы начать самостоятельный выпуск электронных денег. Возможность выпуска электронных денег на централизованной основе рассматривалась в разное время банками Японии, Финляндии, Канады, Казначейством США, а также Денежно-кредитным управлением Сингапура (Денежным советом уполномоченных Сингапура). Несмотря на то, что ряд центральных банков, в частности Банк Японии (BoJ, 2001), пришли к заключению, что в конечном счете электронные деньги будут выпускаться центральными банками, в настоящее время, за исключением Сингапура, центральные органы денежно-кредитного регулирования не планируют выпуск электронных денег. Новая Директива ЕС по электронным деньгам 2009/110/ЕС предусматривает возможность эмиссии электронных денег Европейским центральным банков и национальными центральными банками стран ЕС, когда они не действуют в качестве органов денежно-кредитного управления или не выполняют других общественных функций (EP, 2009: 11).

Существуют серьезные опасения, что центральные банки, выпускающие электронные деньги, могут ограничить конкуренцию и снизить побудительные мотивы у других эмитентов по разработке новых видов электронных денег.

Мерами косвенного контроля являются:

1) пруденциальный надзор. Центральные банки должны включить эмитентов электронных денег в круг учреждений, подчиняющихся требованиям пруденциального надзора (показатели финансовой устойчивости, правила управления рисками и др.);

2) комплексное правовое регулирование, включающее в себя техническую безопасность, защиту от криминальных злоупотреблений. Права и обязанности участников электронного денежного обращения (эмитентов, торговцев, клиентов) должны быть четко сформулированы и обеспечены юридическими санкциями;

3) требование отчетности для денежной статистики. Эмитенты электронных денег должны быть обязаны сообщать в центральные банки статистические данные, необходимые для расчета параметров денежного регулирования;

4) требование конвертируемости. Центральным банкам надлежит обязать эмитентов электронных денег по первому требованию клиента осуществлять обмен электронных денег на наличные центробанковские деньги по номиналу (подробнее см.: Issing, 2000).

В целом меры по косвенному контролю могут иметь положительные результаты, но только если они не приведут к снижению заинтересованности эмитентов электронных денег в своей деятельности. В противном случае эмитенты будут постоянно находить пути для выхода из-под центробанковского контроля. Учитывая тот факт, что практически у всех мероприятий, которые могут осуществлять ЦБ, есть свои негативные стороны, наиболее эффективная регулирующая политика должна строиться на комплексном использовании различных стабилизационных мер.

В настоящий момент наиболее вероятно, что центральные банки будут продолжать оставаться пассивными и наблюдать за тем, займут ли электронные деньги существенную долю рынка розничных платежей, как это имеет место в США и Канаде (политика «подождем и увидим»). В странах ЕС, где центральные банки намного активнее вовлечены в процесс развития новых средств платежа, регулирование электронных денег, по всей видимости, будет ограничиваться косвенными мероприятиями — пруденциальным надзором, который осуществляется в рамках национальных банковских законодательств, унифицированных в соответствии с требованиями Директивы ЕС по электронным деньгам (EP, 2000c, 2009). Конечно, по мере роста эмиссии электронных денег центральные банки оставляют за собой право прибегнуть к введению обязательных резервных требований на электронные деньги для приостановки их дальнейшего распространения.

Таргетирование краткосрочной процентной ставки. В последние годы многие центральные банки все чаще в качестве промежуточной цели денежно-кредитной политики выбирают таргетирование краткосрочной процентной ставки (учетной ставки) (Woodford, 2000). Примером такой политики является «канальная» система регулирования процентных ставок, используемая в ряде развитых стран.

При таргетировании процентной ставки имеют место два важных следствия. Во-первых, резервные требования, даже будучи обязательными, едва ли жестко связывают банки (в том смысле, что банки могут почти всегда заимствовать большее количество резервов). Во-вторых, изменения в спросе на резервы ведут к изменению в предложении резервов, оставляя процентную ставку по резервам без изменений. Как ожидается, любое изменение спроса на валюту может вести к соответствующему изменению предложения валюты (или резервов) с незначительным влиянием на процентные ставки и реальную экономику. Это является главной причиной того, почему центральные банки выбирают таргетирование процентных ставок как первоочередную цель (Krueger, 1999b: 260).

При притоке наличных денег в банковскую систему банки будут обменивать наличные деньги на депозиты в центральном банке. Таким образом, они увеличат свои резервы выше желаемых объемов. В этой ситуации имеются две возможности: они могут приобретать больше активов либо у небанковских институтов (предоставляя больше ссуд), либо у центрального банка (заимствуя меньшие средства). Так как возросший спрос на активы на денежном рынке и рынке капиталов, как правило, приводит к сокращению процентных ставок, последний вариант был бы более предпочтительным. Пока центральный банк сохраняет процентную ставку на краткосрочные инструменты, коммерческие банки будут охотно приобретать активы центрального банка. Банки будут использовать поступившие наличные деньги для уменьшения своей задолженности перед центральным банком, и расширение денежной массы за счет банковского кредитования может быть ограниченным.

Принимая во внимание то, что использование электронных денег может подразумевать увеличение спроса на депозиты, так как некоторым эмитентам электронных денег необходимо будет иметь теневые счета, банковский бизнес станет более прибыльным, и банки смогут уменьшить спрэд между ставками по предоставленным и заимствованным средствам. Таким образом, может наблюдаться расширение денежного предложения. Кроме того, банки могут быть озабочены не только относительно доходности активов, но также и составом портфеля активов. Сокращение заимствований у центрального банка увеличило бы запасы ликвидных активов (тех активов, которые центральные банки принимают в качестве обеспечения для своих ссуд). Если банки желали бы поддерживать некоторое стабильное отношение ликвидных и менее ликвидных активов, они в конце концов увеличили бы покупку менее ликвидных активов, даже если это вызвало бы снижение процентных ставок на эти активы. В результате также могут наблюдаться расширение кредитования и соответствующий рост денежной массы. Однако, по всей видимости, этот эффект будет незначительным, потому что сокращение валюты в обращении на несколько миллиардов долларов едва ли окажет значительное влияние на счета коммерческих банков, сумма денежных средств на которых в США в начале 2009 г. составляла 800,1 млрд долл. (CPSS, 2009b: 217).

Примеры решения задач. В последующих примерах рассчитывается эластичность M1 при условии включения или не включения электронных денег в состав узких денег, а также при условии наличия или отсутствия обязательных резервных требований по электронным деньгам.

Задача 1. Согласно особенностям агрегированного учета денежной массы электронные деньги включаются в определение «узких денег». Центральные банки не устанавливают резервные требования по электронным деньгам. Резервные требования по депозитам до востребования составляют 5%. Объем банкнот и монет, находящихся в обращении, составляет 6,2% от ВВП. Объем депозитов до востребования — 32,8%. Определить: 1) эластичность денежного агрегата M1; 2) как изменится эластичность M1 в случае снижения банкнотно-депозитного коэффициента до 12%, росте резервных требований по депозитам до 7,5% и введении обязательных резервных требований по электронным деньгам эквивалентным требованиям по депозитам.

Решение:

1) Определяем банкнотно-депозитный коэффициент:

2) Рассчитываем эластичность M1 при условии включения электронных денег в определение «узких денег» и отсутствии обязательных требований по электронным деньгам:

3) Рассчитываем эластичность M1 при условии снижения банкнотно-депозитного коэффициента, росте резервных требований по депозитам и введении обязательных резервных требований по электронным деньгам:

Вывод:

1) При замещении 1% наличных денег электронными деньгами совокупный объем денежной массы в узком определении возрастет на 3,2%; 2) Эластичность M1 уменьшится на 1,8 пункта в результате коммулятивного эффекта от снижения банкнотно-депозитного коэффициента и роста резервных требований по депозитам.

Задача 2. Согласно национальным особенностям агрегированного учета денежной массы электронные деньги включаются в определение «узких денег». Центральные банки устанавливают резервные требования по электронным деньгам в размере 5%. Резервные требования по депозитам до востребования равны 7%. Объем банкнот и монет, находящихся в обращении, составляет 8,5% от ВВП. Объем депозитов до востребования — 35,4%. Определить: 1) эластичность денежного агрегата M1; 2) как изменится эластичность M1 в случае роста резервных требований по электронным деньгам на 2 процентных пункта и росте банкнотно-депозитного коэффициента до 0,35.

Решение:

1) Определяем банкнотно-депозитный коэффициент:

2) Рассчитываем эластичность M1 при условии включения электронных денег в определение «узких денег» и наличия обязательных требований по электронным деньгам, отличающихся от требований по депозитам:

3) Рассчитываем эластичность M1 при условии равенства резервных требований по электронным деньгам и депозитам и росте банкнотно-депозитного коэффициента:

Вывод:

1) При замещении 1% наличных денег электронными деньгами совокупный объем денежной массы в узком определении возрастет на 2,6%; 2) Эластичность M1 возрастет на 0,9 пункта в результате увеличения банкнотно-депозитного коэффициента, несмотря на рост величины резервных требований по электронным деньгам, который отчасти будет компенсировать увеличение эластичности M1.

Задача 3. Согласно национальным особенностям агрегированного учета денежной массы электронные деньги не включаются в определение «узких денег». Центральные банки не устанавливают резервные требования по электронным деньгам. При этом общий объем резервов в банковской системе составляет 18,7 млрд долл. Объем избыточных резервов равен 17,25 млрд долл. Банкнотно-депозитный коэффициент равен 0,45. Определить: 1) эластичность денежного агрегата M1; 2) как изменится эластичность M1 при введении обязательных резервных требований по электронным деньгам, эквивалентных требованиям по депозитам и снижении банкнотно-депозитного коэффициента до 0,4.

Решение:

1) Определяем величину обязательных резервов по депозитам до востребования:

2) Рассчитываем эластичность M1 при не включении электронных денег в определение «узких денег» и отсутствия обязательных требований по электронным деньгам:

3) Рассчитываем эластичность M1 при наличии обязательных резервных требований по электронным деньгам и снижении банкнотно-депозитного коэффициента:

Вывод:

1) При замещении 1% наличных денег электронными деньгами совокупный объем денежной массы в узком определении возрастет на 3,8%; 2) Эластичность M1 снизится на 0,6 пункта в результате введения обязательных резервных требований по электронным деньгам и снижении банкнотно-депозитного коэффициента.

Задача 4. Согласно национальным особенностям агрегированного учета денежной массы электронные деньги не включаются в определение «узких денег». Центральные банки устанавливают резервные требования по электронным деньгам в размере 4%. Резервные требования по депозитам до востребования составляют 5%. Объем банкнот и монет, находящихся в обращении, составляет 10,2% от ВВП. Объем депозитов до востребования — 32,5%. Определить: 1) эластичность денежного агрегата M1; 2) как изменится эластичность M1 при включении электронных денег в определение «узких денег» и установлении резервных требований по электронным деньгам, эквивалентных требованиям по депозитам.

Решение:

1) Определяем банкнотно-депозитный коэффициент:

2) Рассчитываем эластичность M1 при условии не включения электронных денег в определение «узких денег» и наличия обязательных требований по электронным деньгам, отличающихся от требований по депозитам:

3) Рассчитываем эластичность M1 при условии равенства резервных требований по электронным деньгам и депозитам и росте банкнотно-депозитного коэффициента:

Вывод:

1) При замещении 1% наличных денег электронными деньгами совокупный объем денежной массы в узком определении возрастет на 2,6%; 2) Эластичность M1 возрастет на 0,9 пункта в результате увеличения банкнотно-депозитного коэффициента, несмотря на рост величины резервных требований по электронным деньгам, который отчасти будет компенсировать увеличение эластичности M1.

В целом замещение наличных денег электронными может привести к определенному росту предложения банковских резервов и увеличению денежной массы в узком определении (M1). Влияние данного замещения будет эквивалентно операциям центрального банка на открытом рынке, которые обеспечивают поступление дополнительных резервов. Изменения в объеме денежной массы будут зависеть от величины эмиссии электронных денег, институциональной стратегии и учетной политики, реализуемых органами денежно-кредитного регулирования, а также выбранных тактических целей денежно-кредитной политики. Можно ожидать, что рост денежной массы в результате эмиссии электронных денег будет неизбежным, но его темпы будут плавными и контролируемыми.

1 Два фактора влияют на порядок регулирования электронных денег: 1) являются ли электронные деньги по принципу функционирования более похожими на наличные или депозитные деньги; 2) выпускаются ли они депозитными или недепозитными институтами (см.: CBO, 1996: 39).

2 Несмотря на то, что в настоящее время основными разновидностями электронных денег являются многоцелевые предоплаченные карты (multi-purpose prepaid cards) и многоцелевые предоплаченные сетевые/программные продукты (multi-purpose prepaid network/software products), наш анализ будет сосредоточен главным образом на первой разновидности электронных денег вследствие ее более широкой распространенности.

3 Сегодня деньги центрального банка представлены в двух основных формах — банкнотах и депозитах (остатках средств по счетам в центральном банке). Банкноты являются наиболее видимым символом воплощения национальной валюты и играют важную роль в совершении розничных платежей. Наш анализ будет сосредоточен именно на этой форме центробанковских денег.

4 Безопасность электронных денег является главным вопросом для центральных банков в экономически развитых странах (см., например: CPSS, 1995; BIS, 1996; CPSS and GECB, 1996; Group of Ten, 1997; BCBS, 1998; ECB, 1998; ECB, 2003a; FATF, 2006, 2008).

5 Строго говоря, в настоящее время в развитых странах, за исключением Швеции, монеты не являются центробанковскими деньгами. Тем не менее монеты имеют те же самые отличительные особенности, что и банкноты (являются законным и универсально используемым средством платежа для совершения платежей низкой стоимости), выступая в качестве еще одного компонента наличных денег.

6 В США денежный агрегат M1 («узкие деньги») состоит из наличных денег в обращении; дорожных чеков и депозитов до востребования, включая средства на NOW-счетах (текущих счетах с выплатой процентов и списанием по безналичным расчетам) и ATS-счетах (текущих счетах для электронных переводов). Подобная система статистической отчетности принята и в странах ЕС, где агрегат M1 состоит из наличных денег в обращении и текущих депозитов (трансакционных депозитов), включая бессрочные депозиты и депозиты до востребования.

7 Данный коэффициент принято рассчитывать как отношение объема банкнот и монет, находящихся в обращении, к объему трансакционных депозитов (c = C/D).

8 Во многих моделях банковская ставка по депозитам является функцией от размера депозита. Вот почему предполагается, что банки обладают некоторой рыночной силой и их действия влияют на цену на рынке депозитов.

9 Процентная ставка по резервам в центральном банке, как правило, является положительной. Эта ситуация характерна для Федеральной резервной системы США и центральных банков ряда других стран «большой десятки». Однако в России процентная ставка по резервам в Центральном банке равна нулю.

10 В настоящее время наибольшие требования к размеру резервируемых средств существуют в Японии. Они составляют 50% от суммы непогашенных обязательств по электронным деньгам.

11 Операция по замещению наличных денег центрального банка электронными деньгами эквивалентна операциям на открытом рынке по увеличению денежной массы, так как обе операции увеличивают предложение резервов. Поэтому влияние этих двух мер на размер депозитов должно быть одинаковым. Эффективность денежных операций основывается на предположении, что изменение в резервах приводит к многократному изменению депозитов.

12 Модель мультипликатора, которую мы рассматриваем, предполагает, что процентная ставка является неизменной. Вот почему увеличение предложения ссуд или расширение депозитов не влияет на уровень дохода по ссудам или на издержки по предоставлению депозитов. Одним из объяснений этого постоянства является установленный законом максимальный уровень процентной ставки, имеющий силу в ряде развитых стран.

13 Следует заметить, что важную роль в изменении денежной массы играет банкнотно-депозитный коэффициент. Мы введем этот коэффициент в рамки нашего анализа, когда будем рассчитывать потенциальное увеличение денежной массы вследствие замещения наличных денег электронными.

14 Данная ситуация была характерна для большинства развитых стран на протяжении 1994—1997 гг. В настоящее время ситуация при которой электронные деньги не включаются в определение «узких денег» и нет резервных требований по электронным деньгам характерна для большинства развивающихся стран.

15 Рассчитанное значение эластичности берется по модулю, так как показатель эластичности не может быть отрицательным.

16 Данная ситуация была характерна для большинства развитых стран на протяжении 1998—2009 гг.

17 Рассчитано на основе данных: ECB, 2010a: 12–13; 2010b: 1.

18 Рассчитано на основе данных CPSS, 2009b: 3.

19 Рассчитано на основе данных ECB. Statistics of Payment Instruments and Large-Value and Retail Payment Systems, <http://www. ecb.int/stats/ payments/paym/html/payments_p_2008.en.html> [01/02/2010].

20 Рассчитано c использованием данных: U. S. Census Bureau, 2010: 1147–1148.

21 Рассчитано на основе данных CPSS, 2009b: 153.

22 Рассчитано на основе данных CPSS, 2009b: 117.

23 Рассчитано на основе данных BoF, 2009: 5.

24 Для более подробного знакомства с мероприятиями по прямому регулированию и косвенному контролю со стороны центральных банков при проведении денежно-кредитной политики в условиях информационной экономики (влияния «денежной», «кредитной» и «расчетно-технологической» составляющих на деятельность центральных банков) см.: Кочергин, 2002a.


Источник: http://www.cfin.ru/finmarket/e-money.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Инфляция (Inflation) - это Котел отопления самодельный для теплиц

Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами Все определения связанные с деньгами

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ